Газета,
которая объединяет

Валерия: «В Лондоне я поняла, какие мы важные птицы!»

Рубрика: Культура№ 141 (1856) от
Автор: Марина Хоружая

Валерия и Иосиф Пригожин – частые гости в нашем городе. Концерты певицы всегда проходят при полных залах, и это не удивительно: душевная теплота, с которой относится Валерия к своему зрителю, подкупает. Так было и в этот раз: после выступ­ления звезды в концертном зале Event-Hall зрители еще долго делились своими восторженными впечатлениями. И недоумевали: почему доброжелательная, позитивная во всех отношениях артистка попала в опалу.

В последнее время имя Валерии мелькало в печатных и интернет-изданиях часто. Сначала пресса муссировала запрет на въезд певицы в Латвию. Затем – пикетирование ее концерта в Лондоне. О том, что же все-таки произошло на самом деле, мы узнали из первых уст. За чашечкой кофе коррес­пондент «Берега» встретился с Валерией и Иосифом Пригожиным в ресторане «Артист».

Своя позиция

Пригожин рассказал, что супругами было направлено письмо президенту Латвии.

– Мы хотим, чтобы он принял меры, дал правовую оценку действиям министра иностранных дел, который заявил о запрете нашего въезда в Латвию. Его действия противоречат сего­дняшним международным отношениям и ведут, в определенном смысле, к эскалации напряженности во взаимоотношениях. С нашей стороны не было никогда ни одного высказывания в адрес Латвии, – говорит Пригожин. – В законе прописано, что можно запретить въезд в страну человеку, «если это каким-то образом несет угрозу суверенитету Латвии». А то, что они обиделись, когда мы высказались за референдум в Крыму – это смешно. Мы имеем право на собственное мнение, мы за суверенитет любого государства. Если государство не в силах себя защищать, это проблема его руководителя.

– Я в шоке от того, что теперь люди не имеют права на мнение. Это безобразие! – подключается Валерия. – Я свое мнение никому не навязываю, но я гражданин своей страны, и у меня есть своя позиция. Я не пропагандирую насилие, агрессию, никогда в жизни не давала ни одного прямого, да хоть и косвенного интервью, которое каким-то образом привело бы к такому решению латвийских властей. Все, что сделано, сфабриковано на лжи. Я подписала письмо в пользу референдума в Крыму о свободном волеизъявлении крымского народа. И все! В общем, создали образ врага в Интернете, написали какие-то несуществующие интервью… И непонятно, как вообще министр МИД, государственный человек, может принимать решения, основываясь на слухах? Если президент Латвии не даст нам ответ, будем обращаться в латвийский суд. Если и это не возымеет действия – подадим в европейский суд по правам человека…

– Как Кобзон?

– Кобзон – депутат, он принимает законы, – отвечает Иосиф. – Валерия никак на закон не влияет. Просто министр иностранных дел Латвии превысил свои полномочия, используя публичных людей в целях предвыборной кампании.

– Вопрос не в том, что мы рвемся в Латвию, – добавляет Валерия. – У нас нет там недвижимости, в чем многие умники нас обвинили. Мы там давно не зарабатываем, там плачевная экономическая ситуация.

– Задорнова недавно признали персоной нон грата на Украине, после чего продажи билетов на его концерты взлетели в два раза…

– О продажах мы думаем в последнюю очередь, – заверил Пригожин. – Преданные, порядочные люди идут за своими кумирами и их позицией. Поклонники – это прежде всего друзья, а не люди, которые несут деньги. Друзья, уважающие музыканта и его творчество. Они не могут любить своего героя, не разделяя его точку зрения.

– А знаете, меня на самом-то деле и нет в официальных украинских списках! – это уже Валерия. – Они несколько фамилий назвали, а остальные в списке – типа, «сюрприз на границе».

– Недавно на Донбассе выступили Кобзон, Вика Цыганова. Если вас пригласят, поедете?

– Пока не поедем, – отвечает Пригожин. – Кобзон поехал потому, что это его родина. Как он сказал, у него там пупок зарыт.

– Это мирный вопрос абсолютно, – считает Валерия. – Когда проблема заходит так глубоко, что гибнут люди, я внутренне не готова петь песни на этой территории. Для кого бы там ни было. А может, мне мужества недостает, в отличие от Кобзона.

– Валерия все же женщина, у нее трое детей, за которых она несет ответственность, – напоминает ее муж.

Лондонская эпопея

– Как, Валерия, вам хватило мужества пережить напряженную ситуацию в Лондоне, когда там 21 октября против вас устроили пикет и выступали за отмену концерта? Это же какое эмоциональное напряжение…

– Действительно, было непросто. Люди, которые организовали пикет, сделали все, чтобы нас деморализовать, подорвать наши силы, уверенность и так далее. Но, как правило, вопреки всегда получается лучше, чем благодаря. Когда я вышла на сцену, у меня был дикий восторг. С первой секунды поняла, что зал абсолютно мой! Я забыла о всяких протестах, о том, что на концерте могут быть какие-то провокации. Это, наверное, был самый яркий концерт в моей жизни. Тем более, в Лондоне еще и огромный зал, в России таких нет.

– Сыну запрещали вместе с вами выступать или это слухи?

– Нет, не слухи. Нас продержали на таможне семь с половиной часов в присутствии консула РФ. Вообще это была загадочная история. Арсению в рабочей визе отказали, пояснив, что ему нет 18-ти и нужна туристическая. Когда мы приехали, нам заявили, что нужна рабочая виза, потому что его имя красуется на афише. И началось… Они звонили по всем инстанциям, до самых верхов дошли. Думаю: «Боже мой, какие мы важные птицы – наши персоны обсуждаются на государственном уровне!» Заняться им, что ли, нечем больше? Когда они преступников-то ловят? Я давала торжественное обещание, что ребенок не будет играть на сцене…

– Представляете, билеты на концерт Валерии стоили от 25 фунтов до 10 тысяч, – уточняет Пригожин. – Ложа 10 тыс. фунтов стоила, и все билеты были проданы! Мы не могли допустить, чтобы концерт не состоялся.

– Три дня, что мы находились в Лондоне до концерта, наши юристы занимались решением этого вопроса, – продолжает Валерия. – Все было, как в американском боевике, когда в последнюю секунду бомба отключается – и весь мир спасен. Времени половина шестого – приходит письмо с разрешением выступить Арсению. А он пошел в компьютерный клуб с братом, уже расслабился, думал, не будет играть. Арсений забежал на сцену, 5 минут порепетировал с оркестром, и ему этого хватило. Я в тот момент просто восхитилась своим сыном – он не только блестяще отыграл на фортепиано три композиции. Он оказался настоящим мужчиной, который смог справиться с ситуацией, самоорганизоваться… Он блистательно выступил, это был настоящий фурор. Весь концерт невероятно принимался. Люди соскучились.

– В общем, вы, как всегда, оказались на высоте…

– Мы заехали в Лондон со сложностями, но выехали, обнимаясь со всеми. Это тот самый случай, когда публичный человек, приезжая в другую страну, становится ответственным за имидж гражданина России за рубежом, – подчеркнул Пригожин.

– Когда англичане брали у меня интервью, они говорили: «Ой, ну конечно, у вас же государственная поддержка…» Какая поддержка? Ни копейки нам не дали со стороны Министерства культуры, – поделилась Валерия. – И, тем не менее, мы отстояли честь страны – несмотря на пикеты и нашу гражданскую позицию.

– Алла Пугачева и Яна Рудковская открыли детские центры. Вы, Валерия, не хотите что-то подобное сделать?

– Нет, я не хочу делать из детей звезд. Это серьезное обучение, серьезный процесс. Нужно посвятить ему много времени, к чему я, честно говоря, не готова. Мне близка позиция: если хочешь что-то сделать хорошо, надо делать самому. Алла Борисовна и Яна Рудковская могут это себе позволить, они не гастролируют, у них есть время.

– Мы за профессиональные качественные кружки. Нельзя из детей делать звезд, нужно делать профессиональных людей, открывать в них таланты, – соглашается Пригожин.

«На Новый год будем греться»

– Валерия, а в проект «Голос» вас не приглашали в качестве наставника?

– Я была наставником в украинском «Голосе». Два года тому назад реализовался замечательный проект. А здесь такая политика – сидят все одни и те же. Хотя в международном проекте меняются тренеры.

– Следите за тем, как этот конкурс развивается?

– Не имею такой возможности. Я вообще телевизор не смотрю. Ни фильмы, ничего! Новости читаю в Интернете. Если случайно где-то на гастролях телевизор включен, то что-то застаю. Но сказать, что слежу за чем-то, нельзя.

– Появились сообщения, что Волочкова жалеет о ваших разногласиях и хочет с вами помириться...

– Мы тоже это читали. Но я с ней не ссорилась, зачем мне мириться? Подружками мы не были. Если она действительно пожалела о той глупости, которую сделала, ей только плюс. Ее, конечно, спровоцировали. Другое дело, что надо было сначала подумать, а не рьяно раскидываться комментариями. Многих провоцировали, но отреагировала только она.

– Какие творческие задачи стоят перед вами сейчас?

– Работаю над новым альбомом. Понятно, что в период гастролей эта работа затягивается. Надеюсь, что у меня будет какая-то пауза в декабре, чтобы вернуться к работе над альбомом. Когда он выйдет – не знаю. Не хочу ставить какие-то сроки. Альбом русскоязычный, мы работаем с новым автором Ильей Брылиным.

– Где собираетесь отметить Новый год?

– Вот размышляем, куда поехать. Будет всего 8 дней свободных, далеко ехать нецелесообразно. А близко некуда. Потому что в зиму я не хочу, я хочу в тепло. Я так быстро заболеваю, простужаюсь. Хочу погреться. Пока думаю…