Газета,
которая объединяет

Порочный круг

В начале октября «Берег» уже писал о ситуации в воинской части №20115 под Острогожском. С диагнозом «пневмония» там было госпитализировано более сотни человек. А еще раньше в воронежском госпитале вследствие прогрессирующей сердечно­легочной недостаточности скончался один из них – рядовой Богдан Ефанов.

На какой-­то момент многим показалось, что трагедия всколыхнула вязкое болото армейского «застоя». В середине октября Главное военно-­следственное управления Следственного комитета РФ возбудило уголовное дело по факту смерти солдата. Но еще до этого министр обороны назвал ситуацию «проявлением вопиющей халатности и разгильдяйства». Публично потребовал в кратчайшие сроки устранить все нарушения и наказать виновных. По его указанию комиссия Минобороны РФ провела собственную проверку. Из ее результатов следовало: в эпидемии виновато командование в/ч №20115. От должности тут же были отстранены командир бригады и начальник ее медпункта.

Казалось бы, справедливость восторжествовала... Но буквально в минувшую пятницу общественный совет при Минобороны РФ получил от военного ведомства бумагу, в которой оно «озвучило» официальную версию случившегося. Главную мысль письма можно передать цитатой: «...рост заболеваемости произошел на фоне сезонного подъема заболеваемости острыми респираторными инфекциями и пневмонией». То есть во всем виновата природа.

…Помню, когда я служил, у нас тоже случилось массовое заболевание – с ОРВИ и гриппом слегло сразу полроты. Причина была в том, что, когда от простуды заболели первые 3­4 бойца, «дедушки» просто выгнали их из санчасти. Сказали, что они прослужили только три месяца и разлеживаться на больничных койках им пока не положено. Ребята вернулись в строй, и вскоре заболели десятки человек. Случись тогда трагедия и дойди дело до разбирательства, кто­-то бы тоже мог оказаться крайним: или один из старослужащих, или военный врач, закрывший глаза на его действия. Но на самом деле – как в моем примере, так и в ситуации в Острогожске – вина лежит не на конкретных людях, а на системе. Она ставит людей в положение, когда они мало того что вынуждены ежедневно прикрывать собой ее пробелы, но и оказываются крайними, если им это не удается.

Например, когда в/ч №20115 посетила уполномоченный по правам человека в Воронежской области Татьяна Зражевская, то она в качестве основной системной причины повышенной заболеваемости солдат назвала ликвидацию местного госпиталя и сокращение медицинского персонала в ходе военной реформы. А не сезонность и не халатность командиров. Еще Татьяна Зражевская отметила несоответствие новой военной формы предъявляемым к ней требованиям. А я бы в этот список добавил и ряд абсолютно диких требований к солдатам в вопросах личной гигиены и поддержания чистоты. Об этом на сайтах рассказывают родственники и сами служащие в/ч 20115. Скажем, испачкавшуюся форму можно стирать только после отбоя. При этом нормально просохнуть ей никто не даст – по сигналу «подъем» ты будешь должен надеть ее на себя. Или еще: мокрым от пота после пробежки солдатам приходится мыться исключительно холодной водой. Горячая положена только в бане (в лучшем случае – раз в неделю). И это совершенно не какое-то острогожское «ноу­хау». Подобной «дрессуре» подвергали и подвергают бойцов многих частей.

Увы, подобное происходит на фоне того, что в современном рыночном обществе становится все более очевидно: традиционная схема «долга родине» перестает работать в молодежной среде. Когда с самого детства телевизор, Интернет и окружающие твердят тебе о деньгах, шикарных товарах и красивой жизни, то в 18 лет слишком сложно понять – ради чего ты должен отправиться в армию? Многие юноши рассматривают службу как приговор без вины и всеми силами стараются избежать ее. А министерство обороны только подтверждает их страхи, практически не меняя систему и открещиваясь от въевшихся в нее проблем.

Правовое самосознание нашего общества уже подошло к той черте, когда надо перестать смотреть на армию как на какое­-то государство в государстве. Необходимо понять: складывающиеся демократические и нравственные ценности не могут оставаться за порогом КПП.

Наша страна пока не готова отказаться от срочной службы. Но значит, ее обязанность – обеспечить всех призывников стандартным уровнем комфортности жизни. Эффективным медицинским обслуживанием, калорийным питанием, минимальными бытовыми удобствами. За наличие всего этого в каждой части, куда попадают призывники, должно отвечать ведомство, а не только «стрелочники» в лице командира и начальника медслужбы. Разве в ту же в/ч 20115 никогда не приезжали проверяющие? Здесь не бывали вышестоящие командиры? Но где тогда их рапорты? Где их требования немедленно устранить выявленные недостатки? Почему командование округом не навело там порядок?! К сожалению, пока это риторические вопросы.