Газета,
которая объединяет

Защищайся, кто может

Станут ли наши дома нашими «крепостями»?
Рубрика: ЧП/Криминал№ 111 (1826) от

В Государственной Думе вновь заговорили о необходимости усилить борьбу с преступностью «человеческим фактором». После резонансных приговоров тем, кто, защищая себя и своих близких, убил или ранил нападавших, в парламенте вернулись к вопросу о расширении прав россиян на применение оружия в случаях, когда кто-то угрожает их жизни, особенно в их собственном жилье.

Законопроект об изменении пределов личной самообороны собирается предложить вице-спикер Государственной думы Игорь Лебедев.

Это – практически аналог законопроекта, который в апреле 2012 года не получил одобрения правительства. Однако, по словам Лебедева, сейчас он твердо намерен добиться принятия этого законопроекта.

– Было бы правильно внедрить в российское законодательство концепцию «Мой дом — моя крепость», – считает Лебедев. – В этот раз мы используем современные технологии, разместим текст документа на портале, посмотрим все плюсы, минусы и пожелания и внесем в осеннюю сессию в Госдуму.

Сейчас вопросы самообороны регламентируются ст. 37 Уголовного кодекса — «Необходимая оборона», согласно которой причинение вреда нападавшему не будет считаться преступлением только в том случае, если жизни и здоровью защищавшегося либо других лиц действительно угрожала опасность. При этом в суде надо доказывать, что защищавшийся причинил вред нападавшему не умышленно, а исключительно «в пределах необходимой обороны».

На практике суды периодически приговаривают к реальным срокам заключения тех, кто был вынужден защищаться, и четких критериев допустимых пределов самообороны не существует. К примеру, в 2012 году москвичка на станции метро открыла огонь из травматического оружия и тяжело ранила одного из нападавшего, который первый нанес ножевые ранения ее другу. В 2013 году ее приговорили к трем годам колонии. Девушку признали виновной по 111-й статье УК — «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью».

В сентября 2012 года в Левобережном суде Воронежа был вынесен приговор 32-летней Наталье Бочаровой. Она осуждена за убийство своего 30-летнего приятеля при превышении пределов необходимой обороны.

В июне 2012 года Бочарова распивала спиртное в квартире на улице Щорса вместе со своим знакомым. Вскоре между ними произошла ссора, в ходе которой парень начал избивать девушку. Бочарова оттолкнула пьяного приятеля от себя, взяла со стола нож и потребовала прекратить экзекуцию. Однако молодой человек продолжил угрожать Бочаровой насилием, а затем попытался ударить. Тогда Бочарова ударила нападавшего ножом в область сердца. Потерпевший скончался в больнице.

Приговором суда Бочаровой назначено наказание в виде исправработ сроком на 1 год 6 месяцев.

Впрочем, бывали и другие случаи, когда превысившие оборонительные пределы отделывались более либеральными сроками.

Так, в 2009 году под Воронежем в семилукской колонии строгого режима произошло убийство. Двое заключенных сначала мирно соседствовали, но потом в один из дней вдруг жестоко подрались. Оказалось, один узнал, за что посадили другого. Статья «педофилия» очень не понравилась сидевшему за ограбление. В результате драки грабитель убил педофила. Кстати до выхода на свободу убийце оставался всего месяц. ЧП на срок фактически не повлияло. В суде убийство рассмотрели как превышение пределов необходимой самообороны и убийцу приговорили к восьми месяцам условно.

Попытки скорректировать ситуации с различными нюансами самообороны предпринимаются регулярно. Полномочный представитель правительства РФ в высших судебных инстанциях Михаил Барщевский в прошлом году предлагал концепцию «Мой дом — моя крепость» к обсуждению пленума Верховного суда. Однако успеха не добился.

— Я сторонник жесткого подхода. Любой вошедший в мой дом и на мою территорию должен осознавать, что рискует получить пулю в лоб, для того чтобы у преступников, даже у пьяных, на уровне инстинкта было заложено, что это опасно, — разъяснил тогда Барщевский.

Похожий законопроект готовил и депутат Госдумы, член комитета по обороне Алексей Журавлев, однако его принятия добиться тоже не смог.

Алексей Журавлев рассказал, что тот факт, что придется следить за тем, как граждане обращаются с оружием, и обучать их азам, пугает профильные органы.

— Всем в голову вбили, что русские не способны правильно распорядиться частным оружием. Это бред. Если оружие у людей будет, то уличная преступность и бандитизм снизятся, – уверен он. — В США граждане убивают преступников в два раза больше, чем полицейские.

Кстати, в начале этого года на сайте «Российская общественная инициатива» (roi.ru) предложение законодательно закрепить «доктрину крепости» собрало более 100 тысяч голосов. Однако представители Минюста и МВД не одобрили инициативу.

Подготовил Виктор НЕКРАСОВ

КСТАТИ

Согласно американской концепции «Мой дом — моя крепость», место жительства является неприкосновенным, а проникновение в него без разрешения хозяина – заведомо преступно. Данный принцип предоставляет жителю (владельцу) законное право атаковать вторгшегося любыми доступными средствами, вплоть до причинения последнему смерти, чтобы защитить себя, свою собственность и других людей от любого нападения или вторжения, которое потенциально может закончиться нападением.