Газета,
которая объединяет

Дороги, которые нас разделяют

Августа некоторые ждут с опасением. И, наверное, правильно делают, учитывая систематический характер великих и ужасных катастроф, которым август открывает дорогу. Я люблю август и поэтому запугивать им вас не буду. Поэтому и еще потому, что дорога в России страшна сама по себе.

Если хотите, наши дороги – это один сплошной «август»: не в этот день, так в другой обязательно какая-­нибудь катастрофа.

Виновника одной из них, весьма характерной, на этой неделе в Воронеже приговорил к наказанию суд. ДТП случилось 11 ноября прошлого года в микрорайоне Шилово на пешеходном переходе у остановки «Курчатова». 22-­летний водитель «Жигулей» («девятка») сбил там троих человек, переходивших вечером дорогу по «зебре». Один из пострадавших, 44­-летний мужчина, скончался на месте происшествия до приезда «скорой». На убийцу завели уголовное дело по статье 264 части 3 («Нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека и причинение тяжкого вреда здоровью двух человек»). Приговорили к двум годам колонии-­поселения с лишением права управлять транспортным средством на три года. Еще ему предстоит выплатить около 2 млн. руб. компенсации материального и морального вреда родственникам погибшего и пострадавшим пешеходам.

Я был на «Курчатова» буквально в эти выходные, ходили семьей в гости. Это, конечно, не город, а уже «загород». Так что чего бы тут и не разогнаться? Даже днем здесь дорогу следует переходить, три раза посмотрев в обе стороны.

Этим абзацем я отдал дань тому мудрому различению, что есть дороги и… дороги. Только я настаиваю на тотальной опасности всех без исключения дорог. Например, возьмем географическую противоположность находящейся на отшибе остановки «Курчатова» – самый центр города. Три года назад ДТП неподалеку от площади Ленина шокировало многих. В 11 часов вечера Полина Ивакина, возвращаясь из кинотеатра, встретила знакомого, который предложил ее подвезти. Девушка погибла, просто садясь в припаркованный автомобиль на место пассажира.

Ее убил внедорожник «Инфинити», с превышением скорости несшийся по Плехановской, проскочивший запрещающий сигнал на перекрестке с Пушкинской и врезавшийся в Полину, отскочив от «Жигулей». Видео инцидента стало одной из основных улик в суде.

Дело рассматривал судья Николай Косенков, тот, что сегодня судит Сергея Жукова, обвиняемого в обезображивании 25­-летней девушки серной кислотой. Родственники Полины Ивакиной и примкнувшие к ним активисты из социальных сетей три года поддерживали внимание к процессу, чтобы водитель «Инфинити» не ушел от наказания. Им оказался такой же, как и в случае на «Курчатова», парень 20 с небольшим лет по фамилии Терехов. Он и приговорен был почти к такому же наказанию – 2,5 года поселений. С одной стороны, суд учел добровольную выплату Тереховым моральной компенсации и наличие у него на иждивении деда­-инвалида. С другой, максимальное наказание по статье 264 – 5 лет лишения свободы, и судебная практика показывает, что его начисляют очень редко. Почти никогда.

Это дало повод комментаторам происшествия на «Курчатова», как и блогерам, отслеживающим дело Полины Ивакиной, писать о том, что «в киллерах сегодня отпала надобность». «Если кто тебе досадил, можешь наехать на него, типа случайно, и годик-­два в колонии перекантуешься, а через три – опять катайся», – таков смысл большинства откликов.

Если я привел два примера с разницей в три года, не думайте, что в подобных случаях недостача. На городской планерке каждую неделю слышу о погибших в городе в результате ДТП. Увы, это стало обычной статистикой.

Два данных случая я выбрал потому, что они ярко подчеркивают, что мы живем в феодальном обществе. Когда есть конные рыцари и есть пешие смерды. Причем это разделение фиксируется не какой­-нибудь там коррупцией, а – законом.

Впрочем, и всадник всаднику рознь. Расскажу как притчу свежую историю, которая в анналы СМИ не попадет. На днях высокородный всадник (не лорд, так, знаменосец лорда) проезжал черноземные земли и не разошелся на большой дороге с доблестными стражниками дорог из ГИБДД. Они этого знаменосца мурыжили несколько часов, чтобы знал, кому кланяться. А он оказался хорошим знакомым большого босса здешних земель и своим звонком даже посмел нарушить отдых последнего. Теперь начальник дорожных стражников, который вообще-­то верзила хоть куда, слег, говорят, под капельницу.

Верзилу-­начальника не жаль. Он-­то наверняка давно заслужил себе сто уколов одновременно. Знаменосца можно поздравить с хорошими связями. А для людей простого звания истории, где один лорд кусает другого, служат развлечением. И отвлечением от мысли, что завтра их снова ждет непредсказуемая дорога.