Газета,
которая объединяет

«Генералы» на песчаных карьерах

В Воронежской области открыто разворовываются миллионы тонн полезных ископаемых
Рубрика: Экономика№ 34 (1461) от
Автор: Юрий Бабаян

Мало кто воспринимает песок как полезное ископаемое. Однако именно им он и является. Соответственно, для его разработки необходимо брать лицензию, платить налоги и т. д., и т. п. Впрочем, в Воронежской области разрабатывать недра по правилам многие считают моветоном.

Согласно информации управления Росприроднадзора по Воронежской области, по состоянию на 2009 год в регионе имелось 119 бесхозяйных (читай – незаконных) карьеров на площади более 480 га. Сегодня можно с уверенностью говорить, что за прошедшие два года их количество только возросло.

«Стеклянная» трасса

ООО «Производственная компания «Вторчермет» расположилась на окраине Воронежа, на ул. Землячки. Когда в Росприроднадзор поступила жалоба на то, что здесь осуществляется незаконная добыча песка, его специалисты только пожали плечами: на огороженной территории в пределах городской черты такая разработка казалась просто невозможной.

– Когда мы приехали с проверкой на предприятие, то выяснили, что за его забором расположен даже не один, а сразу пять незаконных карьеров по добыче песка, – рассказывает заместитель начальника отдела геологического контроля ведомства Галина Жданова. – В одном из них даже оказался вскрытым водоносный горизонт. Налицо угроза заражения воды, попадающей в расположенную неподалеку водоподъемную станцию, не говоря уж об убытках бюджету. За те несколько минут, когда в связи с нашей проверкой были закрыты ворота предприятия, возле них скопилась вереница грузовиков с московскими номерами. На этом песке, как мы понимаем, строится вся дорога в обход Воронежа.

Проблема еще в том, что по своему внешнему виду незаконно добываемый песок – стекольный. Соответственно, он уже относится к необщераспространенным полезным ископаемым (находящимся в ведении федерации) и не должен использоваться для целей дорожного строительства.

– Пески под территорией «Вторчермета» относятся к той же гряде, что и на отрадненском участке уникальных стекольных песков, – говорит начальник отдела геологии и лицензирования по Воронежской области департамента по недропользованию в ЦФО Александр Плаксенко. – Содержание кварца в них таково, что их можно пускать на переплавку без обогащения. И использовать эти пески для строительства дорог, когда московские стекольные заводы стоят без сырья – недопустимо.

Несмотря на то, что об этой проблеме известно и правоохранительным органам, никакой реакции на фактически открытые хищения недр от них до сих пор нет. Вызванные специалистами Росприроднадзора работники полиции сначала говорили о необходимости подсчитать ущерб. Потом, когда ведомство нашло маркшейдеров, просчитавших убытки, никто даже не запросил у них полученную информацию.

– Все обо всем знают, но предпринимать что-либо не торопятся, – разводит руками Галина Жданова.

Ничего не вижу, ничего не слышу

Если в данном случае речь идет о разработке за огороженной территорией предприятия, то в остальных случаях, как правило, хищение песка происходит с молчаливого согласия местных властей. Ведь невозможно не заметить карьер, появляющийся с помощью тяжелой техники буквально у тебя под носом.

– Главам местных администраций проще поднять на ноги милицию, прокуратуру, когда они видят, что кто-то зашел с тяжелой техникой на их земли и начинает снимать верхний слой грунта, – поясняет Галина Владимировна. – Мы же реагируем, как правило, на жалобы жителей, которые поступают, когда карьер уже находится в промышленной разработке. В то же время законодательство не предусматривает ответственности чиновника за подобное попустительство.

В управлении Росприроднадзора отмечают, что даже на их запросы главы некоторых районов отвечают, будто на вверенной им территории незаконных карьеров нет. Но это означает только то, что люди не видят происходящего у них под носом.

– Как можно было, например, не разглядеть карьер, находящийся напротив Сити-парка «Град» в Рамонском районе, буквально через дорогу от него? – недоумевает Галина Жданова. – А на этом незаконно добытом песке, между прочим, было проведено колоссальное количество работ по строительству торгово-развлекательного центра.

Впрочем, данный случай, похоже, нашел свое логическое продолжение: по словам начальника управления по надзору за соблюдением федерального законодательства прокуратуры Воронежской области Владимира Стеблецова, в октябре прошлого года в отношении виновного в незаконной добыче песка полицией было возбуждено уголовное дело по признакам незаконного предпринимательства.

Хотя такие случаи – скорее исключение. Ведь сегодня, чтобы обеспечить полномасштабную реакцию на собственное обращение по поводу незаконной разработки недр, заявитель должен указать название предприятия, ее осуществляющего, и его юридический адрес. Скажите, откуда такие данные могут быть у сельского жителя, обнаружившего карьер возле своего дома? Более того, когда по его заявлению выезжают надзорные и правоохранительные органы, то они обычно ставят в известность о своем визите орган местного самоуправления. В итоге за очень короткое время вся техника из карьера вывозится, а проверяющим остается зафиксировать только сам факт наличия «левой» разработки.

– Сегодня законодательство не позволяет нам даже затребовать документы у организации в случае подозрения на незаконность осуществляемой ею добычи, – говорит Галина Владимировна. – Получается, что мы просто не можем адекватно реагировать на очевидные факты хищений.

Три тысячи за карьер

Чем чревата незаконная добыча песка для региона? Во-первых, бюджет недополучает очень серьезные финансовые средства. Сколько именно – надо рассчитывать в каждом конкретном случае, а расчетов таких, естественно, никто не проводил. Как пояснили корреспонденту «Берега» в управлении по экологии и природопользованию Воронежской области, проблема заключается в отсутствии утвержденной методики оценки ущерба при добыче полезных ископаемых.

– При определении размеров убытков, причиненных государству в результате самовольного пользования недрами, исходят из ставки налога на добычу общераспространенных полезных ископаемых, которая составляет 5,5% от их стоимости, – поясняют в ведомстве. – Фактически же при самовольном пользовании недрами бюджет области недополучает гораздо большую сумму денежных средств, которая включает сбор за участие в аукционе на право пользования недрами, сбор за выдачу лицензии, регулярные платежи за пользование недрами при поиске и разведке полезных ископаемых, налог на добычу полезных ископаемых.

Но куда большую угрозу таят в себе возможные экологические последствия этой деятельности. Известно, что любой карьер после отработки (если его не рекультивировать) превращается в свалку. Учитывая, что при незаконной добыче песка зачастую вскрываются водоносные горизонты, то свалка эта начинает напрямую воздействовать на качество имеющихся в них запасов питьевой воды.

Кроме того, говорят в управлении, добыча в таких карьерах ведется хаотично, происходит выборочная отработка отдельных частей полезной толщи, уничтожение или загрязнение почвенно-растительного слоя. Большая масса загрязненной породы, состоящая из смеси растительного слоя и полезного ископаемого, бессистемно перемещается в отвалы. Впоследствии на земельном участке отработанного карьера происходит активизация различных инженерно-геологических и физико-химических процессов, в том числе возникают деформации бортов карьера, многочисленные оползни.

На рекультивацию же подобных объектов из областного бюджета денег не выделяется – в ведомстве говорят, что Земельный кодекс накладывает эту обязанность на собственников земель. Но вряд ли бюджет сельского поселения или личные средства пенсионеров-пайщиков (если речь идет о землях сельскохозяйственного назначения) смогут потянуть разбивку пруда на месте незаконной добычи песка или засыпку карьера с последующей высадкой на этом участке зеленых насаждений.

Интерес к проблеме незаконных карьеров сегодня находится лишь в стадии становления. Воронежской межрайонной природоохранной прокуратурой в 2011 году подобные проверки не планировались и не проводились, сообщили корреспонденту «Берега» в облпрокуратуре. Областным управлением по экологии за истекший год было выявлено всего 12 случаев незаконной добычи песка, виновников которой наказали штрафами по 3-4 тысячи рублей каждого. Только один нарушитель понес более серьезное наказание – 50 тысяч рублей. Но когда речь идет о более или менее крупном карьере, убытки достигают суммы в миллионы или даже десятки миллионов рублей!

–Уверен, вся эта ситуация была порождена разделением полезных ископаемых на общераспространенные и необщераспространенные, – считает Александр Плаксенко. – Как только строительные пески были переданы на уровень субъекта федерации, муниципалитеты решили, что они – их собственность. И распоряжаются ими, как считают нужным, закрывая глаза на откровенные хищения в особо крупных размерах. К сожалению, сегодня им никто не указ…