Газета,
которая объединяет

«Такого напарника у меня больше не будет»

Владимир Гомельский – о баскетболе, профессии комментатора и своем легендарном отце
Рубрика: Спорт№94 (2266) от
Автор: Михаил Кучеренко

Известный телекомментатор, мастер спорта СССР международного класса, заслуженный тренер РСФСР Владимир Гомельский на минувшей неделе побывал в Воронеже. Как уже сообщал «Берег», в наш город он приезжал в рамках проекта «Связь поколений», реализуемого компанией СИБУР и Российской федерацией баскетбола.

Вместе с бывшим форвардом национальной команды страны, титулованным Никитой Моргуновым сын легендарного Александра Яковлевича Гомельского поучаствовал в мастер-классе для юных воспитанников воронежской СДЮСШОР №9 и провел семинар для тренеров нашего региона. А затем более часа общался с коллегами-журналистами, поделившись своим богатым опытом и ответив на многочисленные вопросы.

ВОРОНЕЖСКАЯ ТЕХНИКА

– Владимир Александрович, на ваш взгляд, становятся ли такие мероприятия, как сегодняшнее, реальным толчком к развитию баскетбола на местах?

– На данный момент есть хороший, правильный проект и люди, в нем участвующие. В перспективе он должен дать результат. Воз надо толкать, иначе с места ничего не сдвинется. Конечно, хотелось бы более массового охвата. Лично я не готов чаще двух раз в месяц выезжать даже в односуточные командировки. Зато могу делать это практически круглый год.

Воронеж – пятый город, где мы уже побывали. Начинали же с Дзержинска, куда наведались в мае. И мне интересно было бы в скором времени снова приехать в Нижегородскую область и посмотреть, лучше ли стала там работа, принес ли пользу наш предыдущий визит. По сегодняшнему семинару могу сказать, что воронежские тренеры проявили активность. Надеюсь, эта встреча им поможет и продукт в итоге станет более высокого качества. В нашем случае продукт – дети, занимающиеся баскетболом.

– Вы пристально наблюдали за матчами мини-турнира воспитанников воронежской школы. Удалось ли им уже сейчас закрепить в игре те упражнения, которые вы с Никитой Моргуновым показывали в ходе мастер-класса?

– Обращу ваше внимание на один факт. Мастер-класс с участием ребят разных годов обу­чения нацелен на развитие навыков владения мячом. И Никита напомнил сегодня весь их комплекс. Бросается в глаза, что воронежские дети очень здорово подготовлены технически. И это – не наша заслуга, а тренеров, которые с ними работают на еженедельной основе, учат правильным вещам.

Я взял на карандаш фамилии одного мальчика и двух девочек. Селекционеры сборных России данных возрастов ребят просмотрят. А как уж сложится дальнейшая судьба, во многом зависит и от них самих, и от родителей. Ведь далеко не все хотят, чтобы их дети становились профессиональными спортсменами. Да и главная цель обучения в спортшколах – сбалансированное воспитание и взросление ребят.

– Во время мини-турнира вы не только комментировали игры, но и советы юным баскетболистам давали…

– Нет, я не комментировал. Это я делаю, когда работаю на телевидении. А сегодня просто болел за детей. Мне хотелось, чтобы они помнили о том, чему их учат, потому и подсказывал во время матчей. Вынужден покаяться: несколько раз удалось предвосхитить развитие ситуации, но в большинстве случаев – нет.

– Сожалеете, что сами рано завершили карьеру наставника?

– На семинаре меня уже спросили, почему я закончил тренировать. На самом деле – по неуважительной причине. У меня, офицера, в 1986 году возникли большие неприятности по службе. К тому же еще чуть раньше понял, что не смогу стать тренером уровня папы. А хуже быть не хотелось! В 1989-м, не дослужив до пенсии, написал рапорт об увольнении

из армии. И тогда же, в декабре, начал работать на телевидении. Знаете, сегодня иногда все-таки завидую тренерам. Но ни о чем не жалею, ведь сумел стать хорошим комментатором.

СИМФОНИЯ БАРСЕЛОНЫ

– Вопрос, наверное, банальный, однако ответ на него со временем может меняться. Какой из матчей, что вы комментировали, особенно отложился в памяти?

– 1992 год, Олимпиада в Барселоне. В финал женского баскетбольного турнира вышла сборная СНГ. Уже не СССР, но еще и не Россия. Полуфинальный матч с американками мне комментировать не удалось, так как его транслировало «Останкино». А решающий поединок с китаянками показывала РТР, и я на нем работал. Причем – в паре с отцом.

Он тогда тренировал за границей, мы с ним до встречи в Барселоне не виделись три года. А возглавлял сборную СНГ, завоевавшую в итоге «золото», папин брат, мой дядя Евгений Гомельский. Получилась просто симфония! Мы вдвоем с отцом исполнили эту победную песню. И болели, конечно, как сумасшедшие. В эмоциональном плане тот матч так и остается самым запоминающимся.

В то же время мне довелось комментировать немало важных победных поединков баскетбольного ЦСКА, нацио­нальной команды России. И не забывайте, что на протяжении двух десятилетий я был единственным в стране комментатором игр НБА. И тут тоже душу отводил!

– В тандеме с Александром Яковлевичем вам ведь и в дальнейшем не раз доводилось работать?

– Да. В конце 1994 года он вернулся из-за рубежа. В паре со мной отец комментировать не собирался. Но вдруг кто-то вспомнил наш с ним барселонский опыт. И после этого меня постоянно подталкивали: «Веди трансляции вместе с отцом». Тем более что гонорары ему платить было не надо: здесь он привлекался в качестве популяризатора баскетбола.

С сожалением понимаю, что в моей жизни больше не будет такого напарника, как отец. К примеру, в ходе репортажа мог взять его за плечо и спросить: «Пап, о чем сейчас, во время тайм-аута, тренер говорит с игроками?» И он за считанные секунды, буквально двадцатью словами, все объяснял. Отцовское понимание баскетбола с позиции тренера мне очень помогало. В спортивном репортаже быть конферансье, не обижая ни в коем случае эту профессию, гораздо проще, чем экспертом. А рядом с папой я мог позволить себе находиться в роли как раз конферансье.

– На первых порах отец не критиковал вашу комментаторскую деятельность?

– Так он уехал за рубеж за некоторое время до того, как меня пригласили на первый репортаж. Но здесь могу рассказать смешную историю. Кассеты с записью программы «Лучшие игры НБА» доставлялись из Америки самолетом. Зритель видел матчи двухнедельной давности, озвучивались они нами, естественно, не в прямом эфире. Нина Алексеевна Еремина комментировать их отказалась. Ответственным за все это был назначен мой приятель, рано ушедший из жизни Володя Фомичев. Он попробовал одного напарника, другого и в итоге пригласил меня.

Мониторчик маленький, номера игроков не разглядишь. Я Володе был нужен, чтобы хотя бы правильно называть фамилии заокеанских баскетболистов. Сам-то он никого, кроме Майкла Джордана, не знал. За весь первый репортаж я произнес около полусотни слов: «Ага. Угу. Да-да. Ну вот». Тогда я после развода жил у матери, а она – чемпионка Европы, тренер (заслуженный мастер спорта Ольга Журавлева – прим. авт.). Вернулся домой, и мама, редко делавшая мне замечания, сказала: «Вов­ка, не твое это! Не комментируй больше, стыдно слушать».

Но товарища подводить нельзя, и на втором репортаже я сказал уже слов пятьсот. На третьем – наверное, тысячу, и там уже появились какие-то законченные предложения. А в следующий раз Володя не пришел, подхватив известную русскую «болезнь». Я остался один на один с микрофоном, и тут деваться было некуда. И тогда руководитель объединенной спортивной редакции ЦТ, легендарный борец Александр Иваницкий пригрозил уволить Фомичева и меня назначить на его должность. Но я бегал от Александра Владимировича, как заяц – не хотел в штат. Гораздо удобнее было прийти раз в неделю, отбарабанить свое и заниматься другими делами. На телевидении в ту пору не платили денег, на которые можно прокормить семью.

ВСЕ, КРОМЕ ФУТБОЛА

– Прекрасно зная баскетбол, как вы «знакомились» с другими видами спорта? Насколько сложно пришлось?

– Вернемся в 1992 год. По окончании Олимпиады отец улетал в Сан-Диего, а я вместе с коллегами – в Москву. На прощание он мне сказал: «Вовка, хочешь быть полезным, изучай другие виды». А папа был, наверное, единственным человеком, чьи указания беспреко­словно выполнял. Я же у него в команде играл, потому по-прежнему воспринимал как тренера.

Потому к зимней Олимпиаде-1994 в Лиллехаммере «выучил» санки и бобслей. А к летним Играм-1996 в Атланте получил в нагрузку к баскетболу фехтование и легкую атлетику. И здесь я уже не был обузой творческой бригаде. В дальнейшем мной просто «дырки» затыкали. Только на футболе не работал, который не комментирую по принципиальным соображениям.

– Об этом можете рассказать подробнее?

– Боюсь сорваться, потому что слишком много плохого знаю о футбольном закулисье – еще с советских времен. Хотя у меня очень хорошие отношения с Леней Слуцким, Борей Копейкиным, больше тридцати лет дружим с Женей Ловчевым, с которым буквально вчера за одним столом сидели на мероприятии. Если из меня «попрут» знания про договорные матчи, подкуп судей и так далее… Футбол люблю, смотрю чемпионат мира, но не отечественные турниры. В то же время за ЦСКА болею. И очень благодарен коллегам, которые хорошо комментируют матчи армейцев.

– Случались в вашей карьере эмоциональные срывы?

– Нецензурщины не было никогда. Но дважды возникали моменты, за которые потом приходилось извиняться. Один раз – перед тренером, другой – перед игроком. Баскетболисту принес публичные извинения. И это было необходимо, так как я оказался стопроцентно не прав. Поймите, возраст сказывается. Когда-то умел прикусить нижнюю губу, досчитать до десяти и продолжать репортаж. А сейчас эта привычка куда-то делась.

– Кого из сегодняшних российских комментаторов считаете настоящими профессионалами?

– В первую очередь Юру Розанова. Увы, сегодня большинство футбольных болельщиков не могут услышать в эфире Васю Уткина. Считаю, что он является ярким примером того, как комментатор должен работать со своим главным инструментом – русским языком. Вася – красавец! Как он умеет слово обыграть!..

Также мне нравится Володя Стогниенко. Очень жаль, что так неожиданно не стало Сережки Гимаева, с которым в свое время получили от ЦСКА квартиры в одном доме. Он был классным! Как никто другой понимал хоккей. Мне доставляет удовольствие слушать, как Лиза Кожевникова комментирует горнолыжный спорт. Ее иногда захлестывает: она захлебывается эмоциями, «ведет» человека по дистанции. Но это простительно. И, конечно, болею за Костю Генича, которого с детства знаю.

– А если вести речь о баскетбольном репортаже?

– Эталоном считаю Марва Альберта, комментировавшего НБА. Выделю еще олимпийскую чемпионку Черил Миллер, Дика Витале, освещающего студенческий баскетбол. Когда слушаю их, у меня слюна капает, как у собаки Павлова. То, как они работают, мне и не снилось. Это – искусство! А если говорить о российских комментаторах… Я же всех ребят давно знаю, сам их и притащил на телевидение. Мишку Решетова, Ромку Скворцова тренировал, когда они еще сами занимались баскетболом. Так что давайте лучше не буду оценивать их работу – не в моих правилах.

СПРАВКА

Владимир ГОМЕЛЬСКИЙ родился 20 октября 1953 года в Ленинграде. МСМК СССР по баскетболу. Выступал за московские команды «Буревестник» и ЦСКА, юниорскую сборную СССР. Трехкратный чемпион страны (1973–1974, 1976), обладатель Кубка СССР (1973), победитель Спартакиады дружественных армий (1973, 1975), шестикратный победитель первенства ВС СССР.

Заслуженный тренер РСФСР. Работал в командах ЦСКА (1979–1980), СКА Киев (1983–1985), возглавлял СКА Южной группы войск (1981–1986), «Искру» Химки (1986–1987), сборную РСФСР. Майор Советской армии. С 1989 года – телевизионный комментатор, журналист, продюсер, автор и ведущий спортивных программ. Трехкратный обладатель премии «Золотой микрофон» (1994, 2005, 2010). Преподаватель факультета журналистики МГУ.