Газета,
которая объединяет

Левый поворот

В октябре сосед, скучный и сумрачный тип, купил новенький «Рено-Логан». Он подолгу и с удовольствием протирал зеркала, поправлял коврики и беспокоился о погоде. В разговорах, которые он сам теперь охотно затевал, появилась уверенность и даже небрежность, а на лице – усмешка. Кризис же, и никто не может позволить себе новую иномарку. А он может.

В багажнике его автомобиля был идеальный порядок, сосед периодически докупал артефакты для машины и любовно перекладывал их, меняя местами с баллончиками автокосметики, аптечкой, запаской. Лишь осенняя слякоть отравляла ему жизнь: за месяц он трижды побывал на мойке и каждый раз зачем-то покрывал машину воском.

С первым снегом в его разговорах прибавилось беспокойство: не испортит ли снег полировку и двери, не замерзнут ли замки. Он снова покупал – «незамерзайку» для замков, теплые чехлы, силиконовую смазку для дверей… Зимнюю резину он поставил задолго до заморозков и снисходительно объяснил мне, что резина теряет эластичность уже при плюс пяти – он читал об этом в надежном источнике.

А на днях с соседом случилась беда: на багажнике появилась вмятинка, под глазом – фингал, на переднем стекле – трещина, а одно зеркало было и вовсе отломано с мясом. Выяснилось, что ему надо было развернуться из левого ряда, и его сзади «поцеловали». Сосед был в ярости: «Ты что, осел, не видишь, что здесь разворот?!» А тот отвечал: «Ты сам осел, блин, надо вовремя поворотники включать! Ты ж в левом ряду едешь, идиот!»

Слово за слово, ну и… А ГИБДД, ну что ГИБДД, какая теперь разница!..

Перемена с моим соседом произошла разительная: это был уже третий человек за три месяца, и каждый из них был сам по себе, со своим смыслом жизни. Усмешка исчезла; теперь он был сутягой с жалобным и скрипучим голосом, в котором слышалась яростная жажда мести всему миру.

– Жениться тебе надо, – сказал я ему.

– Ты тоже злорадствуешь, да? – прошипел он. – Ну ничего, ни-че-го…

Жалко соседа: мужик в самом расцвете сил, на улице чудесная зима, скоро Рождество и Новый год, детишки Деда Мороза ждут, а у него главная в жизни железяка повреждена.