Газета,
которая объединяет

Пространством и временем полный

Питерский театр переложил древнегреческий эпос на современный русский
Рубрика: Культура№ 105 (1965) от
Автор: Анна Жидких

Обилие спектаклей театров кукол, показанных на недавно прошедшем в Воронеже фестивале «МАРШАК» – данность логичная и объяснимая.

Форум имел статус «детского театрального», а какое же детство без кукол?.. Тем приятнее, что на общем «кукольном» фоне не потерялась работа коллектива из Санкт-Петербурга – спектакль «Одиссей» интерактивного театра-студии Karlsson Haus. По театральным меркам – молодого: театр основан в 2005 году. Однако столь недолгого времени существования ему хватило на то, чтобы завоевать лауреатство высшей театральной премии Санкт-Петербурга «Золотой софит» и номинироваться на «Золотую маску».

Без лица, но с характером

О чем питерский «Одиссей», поставленный режиссером Алексеем Лелявским – пересказывать смысла нет: переложите гекзаметр Гомера на русский, причем практически разговорный – и картина будет исчерпывающей. Так что не столько познавательный момент интересен в спектакле студии Karlsson Haus, сколько его подача. Два актера и сорок кукол, не претендующих на внешнюю выразительность, эффектную сценичность и т.д.; к зрителю выходят, условно говоря, эскизы, а не картины. Схемы, не в полной мере «обросшие» плотью. Но в том-то и штука, что на художественность работает именно это обстоятельство, в который раз убеждающее: краткость (в нашем случае – минимализм) – сестра таланта.

Управляя практически безликими куклами, актеры выводят действо на ту, в хорошем смысле слова, узнаваемую повседневность, которая позволяет воспринимать героев древнегреческого эпоса нашими современниками – соседями, знакомыми, а то и друзьями. В самом деле: какой нормальный сын не хочет видеть папу дома чаще, проводить с ним свободное время? Не жалеет маму, наивно пытаясь защитить ее от жизненных невзгод своими «детскими» средствами? Вот и сочувствуем мы, зрители, маленькому Телемаху, переживающему перипетии судеб Одиссея и верной его Пенелопы, вот и злорадствуем по поводу ловкого ослепления одноглазого Циклопа, оцениваем мужскую изобретательность при ответе на вопрос о верности и измене и т.д.

История, на глазах обретающая объемность и, я бы сказала, эпичность, приковывает внимание зрителя чем дальше, чем больше. Поскольку ее невзрачные герои сполна проявляют характеры, эмоции, «берут» интонационным строем речей – все, как в жизни. Невольно Мандельштам вспомнился с его «Одиссей возвратился, пространством и временем полный» – да, именно это и произошло.

Ироничная аскеза

Черно-белая гамма, безраздельно владеющая сценой. Актеры, облаченные в хэбэшные черные костюмы – едва ли не робы. Жестяные белоснежные бочки, играющие «роли» то раскатистых волн, то скалистого острова, то лошади, то жилища и т.п.; лаконизм визуального ряда в целом – азбучный. В смысле – проще не придумаешь. А действо, при всем том, отличается обилием сочных деталей, разного рода «говорящих» мелочей. Тем и захватывает.

Немаловажно, что рассказчики постоянно юморят – тонко, не впрямую. Не столько словом, сколько жестом. И куколки – ту же веселую линию «разрабатывают»; говорить о серьезных вещах с иронией, а главное без «учительной» мины на физиономии – тоже, как известно, залог успеха любой трансляции.

– Аскетичная обстановка подчеркивает перипетии этой истории, – говорит директор театра Анна Павинская. – Оригинальную поэму Гомера мы сильно сократили, сосредоточившись на самых известных приключениях Одиссея. И сделали спектакль не столько об Одиссее-герое, сколько – о семьянине.

Чем, повторимся, и приблизили древнюю сагу к сегодняшнему дню.

Импонирует и то, что местами спектакль напоминает студенческие этюды – это тоже лишает его пафоса и дидактики. Акценты расставляются позами, светом, междометиями. По мне – чего же боле?..

Справка «Берега»

Алексей Лелявский – театральный режиссер, поставивший более 90 спектаклей. С 1986 года по настоящее время – главный режиссер Белорусского государственного театра кукол в Минске. Руководитель международных творческих мастерских театра кукол в Бельгии, Финляндии, Польше, Германии и Иране. В разные годы был художественным руководителем Международного фестиваля театров кукол в Минске.

Прямая речь

«У нас почему-то относятся к героям, как к неживым людям: как будто не из мяса и костей они сделаны, и чувств, свойственных человеку, у них нет, – рассуждает Алексей Лелявский. – Все они такие великие, героические, ни в чем не сомневаются, ни о чем не задумываются. И когда вдруг встретился текст, в котором все наоборот, я очень обрадовался. Оказалось, что историю гомеровского Одиссея можно рассказать простым, понятным языком. Рассказать историю семьи: Одиссея – отца, Пенелопы – мамы, Телемаха – их сына. Рассказать о том, как это сложно – ждать и надеяться, и как это радостно – быть вместе».