Газета,
которая объединяет

«У звезд училась скромности…»

Актриса Алена Бабенко познакомила воронежцев со сказками братьев Гримм
Рубрика: Культура№ 92 (1952) от
Автор: Марина Хоружая

На прошлой неделе в Воронежском концертном зале открыли очередной сезон так полюбившихся горожанам «Сказок с оркестром». На сей раз познакомить нас с классической музыкой и нетленными творениями братьев Гримм приехала известная актриса Алена Бабенко («Водитель для Веры», «Новая жизнь», «Сердце ангела», «Уходящая натура», «Однажды в Ростове» и т.д.). В сопровождении симфонического оркестра Бабенко прочла сказки «Гензель и Гретель» и «Король Дроздобород», а перед выходом на сцену уделила время воронежским журналистам.

Главное – судьба!

– Говорят, что актерская профессия – очень зависимая. Вы никогда не жалели, что не стали программистом? Ведь на ПММ до 4-го курса учились…

– Нет, жалеть не приходилось, потому что профессия у меня хоть и зависимая, но любимая. Это главный критерий для того, чтобы заниматься любым делом.

– Тогда расскажите, где сейчас снимаетесь, в каких проектах задействованы?

– Сейчас снимаюсь в фильме по сценарию Ивана Охлобыстина под рабочим названием «Мотылек». Режиссер – Константин Павлович Худяков. Я у него много раз снималась, в том числе и в сериале «Однажды в Ростове», который недавно прошел по Первому каналу. Как-то мы друг без друга не можем обойтись… «Мотылек» – картина о бандите, который приходит к покаянию и переоценке ценностей, благодаря маленькой девочке.

– Кого играете в «Мотыльке»?

– Как-то неловко об этом говорить… Не хотелось бы называть персонажа, которого я играю (Бабенко играет в картине проститутку – прим. авт.). Могу сказать только одно – этот персонаж живет последний день своей жизни.

– Такие пессимистичные роли накладывают отпечаток?

– Нет, это вовсе не пессимистичная роль. Я вообще не понимаю, что такое пессимистичная или веселая роль. Для меня главное, чтобы в роли была какая-то судьба, я оцениваю ее только с этой точки зрения. «Мотылек» – история-притча, этим она мне, наверное, и стала интересна. Я играю человека, который прожил не свою жизнь, много грешил. И в последний день жизни моей героине удается раскаяться и сказать «прости». И, возможно, ей откроется путь к свету…

Сказать «прости» или крепко выпить

– А если бы вам сказали, что у вас остался последний день жизни, как бы вы его провели? Наверняка ведь, работая над ролью, задумывались над этим…

– Думаю, что такое сообщение любого человека застало бы врасплох. Не знаю, что бы я делала, сложно сказать... Мне кажется, металась бы. Прежде всего, наверное, захотела бы увидеть своих самых родных, близких и любимых людей. Их не так много. Хотелось бы посмотреть им в глаза, обнять, сказать слово «прости». А что еще делать? Больше ничего не остается. В идеале нужно попрощаться достойно, но редкий человек способен на это. Все перекрывает ощущение страха, потому что, сколько бы мы ни философствовали и ни смирялись с мыслью о смерти, как только она приближается – возникает панический страх. А что из него рождается, какие действия – мне не известно. Может быть, я вообще крепко выпила бы... Смотря какие чувства были бы на тот момент в душе...

– Алена, в интервью вы не раз говорили, что любите разыгрывать людей. А вас саму легко разыграть?

– Конечно! Меня достаточно легко обмануть, моя профессия вообще связана со словом «верить». Поэтому если я не увижу в глазах какого-то подвоха, то запросто «поведусь». Но это не всем удается.

– В магазине до сих пор иногда изображаете глухонемую?

– Могу побаловаться, да.

– Хотите сказать, что вас не узнают?

– Ну, не все ведь меня узнают, чему я очень рада! Для моей профессии – это комплимент.

Чеснок и лекарства в подарок

– Вам не нравится внимание со стороны незнакомых людей?

– Я к этому уже привыкла, это часть профессии. Перестала раздражаться, как-то реагировать. А что делать? После первого знакового фильма «Водитель для Веры» вокруг моей персоны вообще был сумасшедший ажиотаж. Люди воспринимали меня как какого-то дружбана или соседку по лестничной клетке. Ко мне относились панибратски. Хлопали по плечу и говорили: «О, Ален. Привет!» Сначала было немного не по себе, но потом я привыкла. Помню, зашла как-то в гипермаркет, стою у кассы и вижу – женщина издалека мне машет: «Алена, привет!» Я здороваюсь, думая про себя, что мы где-то сталкивались, просто я ее не узнаю. Актерам ведь приходится со многими людьми общаться – и на съемочной площадке, и вне ее… Потом, поравнявшись со мной, женщина посмотрела на мои ноги и, поменяв тон на сочувственный, сказала: «У тебя все хорошо?» Видимо, думая, что я – несчастная, больная и хромая, как моя героиня.

– А подарки поклонники часто дарят?

– Да, постоянно приходят в театр, приносят что-то. Однажды я выступала в женской колонии строгого режима, и там одна трогательная девушка-художница преподнесла мой портрет. Получилось очень похоже! А еще у меня была поклонница, которая работала в аптеке. И каждый раз, приходя ко мне на спектакль, приносила какие-нибудь таблетки, пилюли, капли... Причем – от всего подряд, лишь бы я не болела. Еще зимой она приносила чеснок и настоятельно рекомендовала его есть.

– Алена, вам посчастливилось работать с Алисой Фрейндлих, Евгением Мироновым. Чему вы у них научились?

– Многому. Профессии в первую очередь. Когда встречаешь таких талантливых людей, больших личностей, то невольно начинаешь следить за ними, замечая каждую деталь – как и сколько они работают, насколько скрупулезно… А еще я всегда поражалась их невероятной скромности. Я вообще не видела ни одного известного актера – имею в виду настоящих звезд – которые были бы гордыми, самолюбивыми, бросались стульями, кричали «где мой мерседес?». У старшего поколения мне этого наблюдать не приходилось, а вот у молодежи – увы! Часто встречаются такие перегибы. Но это – личное дело каждого...

Кстати

Буквально на днях 43-летняя Алена Бабенко стала бабушкой. 23-летний сын Никита подарил актрисе внука, имя которого пока держится в тайне. Алена посетовала, что сын и невестка не прислушались к ее мнению и назвали ребенка по-своему. Впрочем,  отказываться от выбранного имени Бабенко не намерена. «Я им сказала, что внука все равно буду называть по-своему!» – говорит актриса. И признается, что безмерно счастлива, хотя в полной мере ощутить себя бабушкой еще не успела. «Я за то, чтобы дети рождались рано и в большом количестве. И рада, что сын женился в нормальном возрасте, а не стал дожидаться 30 лет, не заматерел. Понятие, что нужно сначала чего-то добиться, накопить на квартиру, сколотить состояние – чуждо российскому менталитету. Это все – пришлое с Запада, и для нашей страны никак не годится».