Газета,
которая объединяет

Во власти ветра и дождя

Музей им. Крамского показывает «уличную» жизнь тканевых скульптур
Рубрика: Культура№ 90 (1950) от
Автор: Оксана Мишина

Про то, что хороши все жанры, кроме скучного, в очередной раз напомнила воронежская художница Евгения Ножкина, предложившая зрителю – элитарному, скорее всего – концептуальную выставку под открытым небом «Что-то знакомое…?» Расположилась она как раз таки в нескучном месте – дворике музея им. Крамского, весьма располагающем ко всякого рода творческим вольностям. Главное – чтобы они были талантливыми.

Простор для эксперимента

Наш случай последнему «требованию» не противоречит: Евгения Ножкина – одна из самых одаренных представителей молодой современной «изобразительной» поросли. С тканью она работает не впервые, но так, чтоб «вывести» ее на улицу… Это – прецедент.

– Сделать выставку больших скульптур хотелось давно, но никак не могла определиться с местом, – рассказывает Евгения. – Ведь чем крупнее работы, тем сложнее подобрать пространство, в котором они будут смотреться гармонично, где потолки «давить» не будут. И вот – пришло решение: выставиться на улице. Где, как не под открытым небом, самые высокие потолки? А работы я решила не называть – хочу послушать, что на сей счет скажет зритель…

Три недели кипела работа «по месту»: Женя подчеркивает, что работала именно с пространством, пытаясь организовать его сообразно замыслу. А он опирался на конкретику – архитектурную, прежде всего.

– Место, где расположен дворик – само по себе очень интересное, оно наполнено смыслами, – считает художница. – Здесь – смешение времен и стилей: с одной стороны – величественные дворцовые стены музея (это, к слову, единственная дворцовая постройка в Воронеже), с другой – современный пластик, а посередине – еще недостроенное, но уже развалившееся строение 90-х. Которое очень красиво – несимметрично – начало опадать и врастать в землю. Поэтому простор для эксперимента – впечатляющий. Тут тебе не белая комната галереи с белыми стенами, куда ты принес работы, точно расставив все по местам согласно замерам. Предварительно сделав то же самое у себя в мастерской, с чаечком…

Дальше – больше

То, что открывается во дворике зрительскому глазу, на самом деле описать трудно: материя и проволока в причудливых сочетаниях, формах, взаимодействиях. Что-то напоминает кошку, что-то – птицу (причем – одновременно обоих). Где-то проглядывают обломки чуть ли не империи, «перемигивающиеся» с колоннами старинного замка и т.д. Фантазировать можно до бесконечности. Тем более, художница предусмотрела эффектную «приправу» к такой пище для ума – снабдила часть своих скульптур лаконичной «каркасообразующей» подсветкой.

А еще мне понравился общий колорит выставки – скромный: по этому «параметру» она определенно деликатна и даже комплиментарна по отношению к окружающей среде. Работы, при всей их оригинальности (и, стало быть, броскости), «одеяло на себя не тянут». В том смысле, что болячками на ровном месте не выглядят. Автору удалось уравновесить «модели» и контекст – настолько, что, попадая в пространство выставки, достаточно камерное, не в один момент замечаешь все ее экспонаты. Там ведь, кроме архитектурных особенностей, с природой надо считаться: живые деревья и так далее. Поэтому зрительный ряд разворачивается постепенно и, в то же время, неожиданно – типа, чем дальше в лес, тем больше дров. Есть во что всматриваться, что разгадывать, меняя ракурсы обзора. Особенно – с учетом того, что освещенность открытой площадки постоянно меняется: в утренние часы работы выглядят не так, как, скажем, в сумерки.

В соавторстве с природой

В общем, не зря Женя прицельно остановилась на том обстоятельстве, что место действия диктовало свои условия: это читается однозначно.

– Не только проволочный каркас, но и сама материя смотрятся по-разному в течение суток, – расставляет акценты художница. – На закате скульптуры отбрасывают очень красивые тени, что создает некую трехмерность изображения.

– А если дождь? Или эти вещи дождя не боятся?

– Не боятся! Дожди их уже, кстати, поливали: все тут намокало и очень красиво капало. А потом – высыхало, приобретая какие-то новые черты. При порывах ветра все это надувается, клокочет, меняет форму, пытается куда-то улететь – тоже зрелище яркое. Так что в любую погоду тут интересно.

– А кажутся ваши скульптурки хрупкими... Неужто они настолько прочно выстроены и укреплены, что стихиям не покоряются?

– Нет, они достаточно легкие. И подвержены изменениям под действием погодных факторов. Но это тоже любопытно: природа будто становится моим соавтором. Так, самую первую скульптуру я изначально сделала очень высокой и объемной, но, примятая сильным ветром, она приобрела совершенно другую форму. Я посмотрела на то, что получилось, и решила: так тому и быть. Что-то в этом есть…

тем временем

Не только молодые воронежские современные художники пытаются креативить со скульптурой. Ресурс AdMe.ru в одночасье озаботился поиском самых странных скульптур, «расставленных» по всему свету, и вычислил: их – десятки. Одна из таковых – памятник Францу Кафке – украшает чешскую Прагу.

Авторская идея скульптора Ярослава Роны доподлинно не известна. Наиболее популярная версия восходит к рассказу Кафки «История одной борьбы», герой которого позавидовал случайному попутчику и взобрался на его плечи, чтобы увидеть мир чужими глазами. Оказавшись в «чужой шкуре», он избавился от зависти к незнакомцу, поскольку у каждого – своя боль.

 

Есть мнение

«Важной смысловой составляющей выставки «Что-то знакомое» является эффект неожиданного, – считает искусствовед Наталья Бакина. – Непривычен выбор места экспонирования: внутренний дворик художественного музея. Необычен выбор материала для скульптур: ткань. Непредсказуемы условия «уличной» жизни скульптур из ткани: их может намочить дождь, их драпировками играет ветер… Сама меняющаяся среда дает непредсказуемую траекторию жизни выставки и ее восприятия».

 

Прямая речь

«Во дворике каждый может увидеть только ему близкие очертания, силуэты, вспомнить забытые истории, навеянные работой, – поясняет Евгения Ножкина. – Ведь у каждого человека свой богатый, неповторимый багаж памяти. Одна и та же «запятая» вызывает у каждого свои воспоминания, разные эмоции – радостные, счастливые, веселые. А возможно – печальные… Я предлагаю зрителю поиграть со мной в эту увлекательную игру, окунуться в глубины памяти, отстраниться от повседневных дел, пофантазировать…»