Газета,
которая объединяет

Неутомимый путешественник

Николай Северцов – основатель русской зоогеографии
Рубрика: Воронежу – 425!№ 98 (1381) от

Имя нашего земляка, натуралиста-зоолога, создателя русской школы зоогеографов Николая Алексеевича Северцова можно смело поставить в один ряд с такими исследователями Азии, как Н.Н. Миклухо-Маклай, Н.М. Пржевальский, В.К. Арсеньев. Десять полных лет он посвятил исследованию Турке-стана (Средней Азии), большая часть территории которого была совершенно неизвестна европейцам.

Отец будущего зоолога Алексей Петрович Северцов, герой войны 1812 года, в сражении под Бородино был ранен, потерял руку, за храбрость был награжден золотой шпагой, вышел в отставку и поселился в селе Хвощеватово Землянского уезда (сейчас Рамонский район) Воронежской губернии, где 8 ноября 1827 года родился Николай Алексеевич.

Получая прекрасное домашнее образование, изучая иностранные языки, Николай Алексеевич с раннего возраста приобретал навыки будущего натуралиста. Охота, наблюдение за жизнью животных и птиц богатого природой Воронежского края обусловили его выбор, и в 1843 году он поступил на естественное отделение физико-математического факультета Московского университета. Здесь прошло его формирование как ученого под руководством профессора зоологии К.Ф. Рулье. Каждые каникулы Северцов приезжал домой к родителям, где проводил время в наблюдениях за природой. В результате в 1854 году увидел свет первый научный труд Николая Алексеевича «Периодические явления в жизни зверей, птиц и гад Воронежской губернии». За эту работу он получил степень магистра и удостоился Демидовской премии академии наук.

Еще в юные годы Николай Алексеевич познакомился с известным путешественником, биологом и географом Г.С. Карелиным, исследовавшим в 30-40 годы ХIX века восточное побережье Каспия, Алтай и Заиртышье. Это знакомство и рассказы ученого увлекли юного Северцова, и когда встал вопрос, заниматься преподавательской деятельностью или практическим исследованием фауны Туркестана, он выбрал второй путь. Первое путешествие в равнинный Туркестан (Северное Приаралье) состоялось в 1857-58 гг. и могло стоить Николаю Алексеевичу жизни. Во время научной экскурсии он попал в плен к кокандцам, где находился около месяца. В момент захвата Северцов получил тяжелые ранения: пытаясь отсечь ему голову, кокандцы разрубили шею, раскололи скуловую кость, отсекли ухо и нанесли три удара пикой в руку, грудь и под мышку. И лишь демонстрация военной силы начальником Сыр-Дарьинской линии генералом Н.А. Данзасом вынудило пленителей освободить Северцова. Такое рискованное путешествие вызвало интерес в столице к личности героя и, казалось бы, могло навсегда отбить у него охоту к исследованию Средней Азии, но как только он узнал о готовящемся Кокандском походе генерала М.Г. Черняева, то сразу примкнул к нему. Это была вторая экспедиция, длившаяся с 1864 по 1868 год. У генерала Николаю Алексеевичу приходилось исполнять обязанности начальника штаба, водить войска в атаку, быть парламентером, прекрасно зная, что два его предшественника были посажены Якуб-ханом на кол. В 1867 г. Северцову пришлось быть посредником для воевавших друг с другом киргизских народов. Казалось бы, военные действия в Туркестане могли отвлечь Николая Алексеевича от исследования фауны Средней Азии, но преданность науке, трудоспособность и талант давали свои результаты. После каждой экспедиции он возвращался с богатейшим материалом, который обрабатывал дома, и из-под его пера выходили научные труды, приносившие ему мировую славу.

После второй экспедиции по изучению Тянь-Шаня и прилегающих районов Николай Алексеевич совершил еще три: в Кызыл-Кум и Хиву (1874 г.), на Памир (1877-1878 гг.) и Семиречье (1879 г.).

Результатом этих экспедиций стали географические и зоогеографические работы. За первые Николай Алексеевич получил золотую медаль Парижского международного географического конгресса и Константиновскую медаль от Русского географического общества, а за вторые степень доктора зоологии.

Николай Алексеевич многократно бывал за границей, выступал с научными докладами, в 1875 г. находясь в Англии, встречался с Чарльзом Дарвином. Ряд его работ были переведены на европейские языки. Николай Алексеевич часто приезжал на родину, встречался с друзьями, родными, любил природу средней полосы России. Один из таких приездов закончился для него трагически. 27 января 1885 г., переезжая реку Дон на санях, запряженных лошадью, он провалился под лед у села Духовое. Хотя Николая Алексеевича удалось быстро вытащить, он скончался здесь же, на льду, как тогда говорили – «от удара». Так нелепо оборвалась жизнь великого зоолога, географа, орнитолога, не успевшего закончить ряд своих главных трудов, признанного мировым научным сообществом ученого, основателя русской школы зоогеографов.

Владимир РЯПОЛОВ