Газета,
которая объединяет

Сказал как отрезал

При его задержании среди милиционеров могли быть серьезные жертвы…

Это дело 1995 года интересно не столько фабулой преступления, сколько обстоятельствами, связанными с задержанием преступника. Впрочем, убийство даже одного человека – это всегда ЧП, тем более – с расчленением трупа.

В 84-м наш антигерой едва не лишил жизни часового в Тульской области, завладев его автоматом. Тогда суд приговорил его к 15 годам, из которых он отсидел десять – в 1994-м его помиловали. Вернулся в Воронеж и занялся модной тогда перегонкой подержанного автотранспорта из-за границы. Более того – женился на милиционерше, сотруднице Железнодорожного РОВД. Вот только стать законопослушным гражданином и образцовым отцом семейства ему было не суждено…

Автостоп

В феврале 1995 года в Рамонском районе у села Медовка, в дачном кооперативе «Донской-3» обнаружили труп неизвестной девушки без головы. Заиндевевшее тело было прикрыто деревянным щитом, верхняя одежда отсутствовала. Установить личность погибшей долгое время не удавалось – все пропавшие без вести по приметам не подходили. Во всяком случае, те, о которых заявили в милицию. Еще и эксперты, как выяснится потом, спутали карты, сильно завысив возраст погибшей.

И вот наконец-то оперативным путем была добыта информация об исчезновении некой «малолетки Наташи», которая занималась проституцией у гостиницы «Брно». Об этом сыщикам сообщили коллеги по ремеслу пропавшей девушки. Они пояснили, что Наталья в феврале уехала в Москву на автомашине «Лада» с хмельницкими номерами, и с той поры о ней ни слуху ни духу.

Вскоре личность погибшей была установлена: жительница Воронежа, несовершеннолетняя Наталья С. Девушка после ссоры с отцом ушла из дома, прихватив свои вещички и вещи матери, а также 2 тысячи долларов. В поисках сладкой жизни уехала в Москву, где ее сразу же обокрали в гостинице. Вернулась в Воронеж, решила стать проституткой, работала у «Брно». Там познакомилась с двумя девицами легкого поведения, которые нашли для нее кров в доме 72 по Ф.Энгельса. Хозяйка притона «работниц» кормила, а деньги клиентов доставались ей.

С жертвой ситуация более-менее прояснилась, но вот с убийцей… Обнаружить автомашину с такими номерами в городе было совсем непросто. В оперативно-следственной группе, в которую входил и начальник убойного отдела УУР УВД Михаил Сидоров, решили использовать сведения, полученные в ходе регулярной операции «Автостоп». В одно и то же время в разных районах города специальные группы останавливали все машины подряд, переписывали номера, данные владельцев. Рапорты и справки стекались в УУР, где информацию анализировали и систематизировали.

И вот в материалах «Автостопа» замелькали два автомобиля с хмельницкими номерами под управлением некоего Владимира Маслова. «Пробили» Маслова, быстро выяснив, кто такой, что ранее был судим. В распоряжении Михаила Сидорова появилось и фото предполагаемого преступника. Девушки, удивленные оперативностью сыщиков, подтвердили: Наталья уехала в Москву именно с ним!

Однако задержать подозреваемого также оказалось непросто. Супруга Маслова к тому времени уже успела с ним разойтись и о его местонахождении имела смутное представление. По ее словам, бывший муж уехал в Чечню, а до этого ее обокрал. Вместе с тем она подтвердила, что в феврале Маслов приносил домой женские вещи, которые он якобы приобрел по случаю. Но все они: кожаный плащ с песцовой опушкой, ботинки и туфли – не подошли ей по размеру, и Владимир их куда-то потом дел.

Уже было известно, что у погибшей имелся такой же плащ…

Оперативникам удалось установить адрес квартиры, которую Маслов снимал втайне от жены, но устроенная там засада и проведенный обыск хотя и дали кое-какие улики следствию, но не сильно продвинули его розыск.

Сыскной фарт

Наступила середина мая, а Маслов еще где-то гулял. За это с Михаила Сидорова был жесткий спрос, и поэтому фотография разыскиваемого лежала даже на торпедо личного автомобиля начальника убойного отдела. И его величество случай, а также присущий Сидорову сыскной фарт сыграли-таки свою роль.

В один из дней Михаил Васильевич пораньше отпросился с работы, чтобы посетить в школе родительское собрание. Он ехал на своей машине вместе с сыном по Северному району. На улице 60-й армии его сынишка, уже давно хорошо изучивший фото «дяди», обратил внимание на водителя двигающейся навстречу восьмерки: «Пап, гляди, очень похож!»

Он был и вправду похож! И Сидоров, недолго думая, развернул авто и поехал по встречке. Включился азарт охотника: в погоню!..

Этот необычный маневр не остался незамеченным и для водителя восьмерки: он прибавил газу. более того – на перекрестке проскочил на красный…

Вскоре Сидоров «вспомнил», что в машине у него ребенок и что, преследуя возможного убийцу, он подвергает жизнь своего пацана опасности.

Пришлось прекратить погоню, высадить сына и бежать к ближайшему телефону – звонить дежурному УВД, чтобы задержали авто с похожим на Владимира Маслова человеком.

Заскочил в школу, а собрание отменили. Через какое-то время – звонок: искомую автомашину тормознули возле «Луча», а водителя, а им действительно оказался Владимир Маслов, доставили в Ленинский РОВД.

Сидоров срочно едет в УВД, предварительно предупредив дежурного, чтобы задержанного хорошо осмотрели. В тот же вечер состоялся первый разговор с задержанным. «Никакой Наташи я не знаю и понятия не имею, что и как с ней произошло» – таким ожидаемо стал финал этой беседы с «тертым калачом» Масловым. Сыщик проводил его в ИВС на «ночь раздумий».

А на следующий день – уже под давлением конкретных улик – Маслов решил «сдаться властям на милость». Он признался в убийстве девушки и расчленении ее трупа, рассказав Сидорову и следователю, как это было. Но перед тем, как появился прокурорский следак, Владимир «доверительно» поведал Михаилу Васильевичу еще и такую историю.

Тогда на ул.60-й Армии Сидоров его удивил и сбил с толку, когда погнался за ним. То, что за рулем был мент, Маслов сразу же прочувствовал «пятой точкой». Но ребенок... почему с ним ребенок, лихорадочно тогда соображал, прибавляя скорость, беглец.

Сидоров, как мы знаем, скоро отстал, и это немного успокоило Маслова. Поэтому, когда его через час тормознули сотрудники ГИБДД, он еще не был до конца уверен, что его остановка связана с убийством Натальи.

Это, похоже, и спасло жизни двум гаишникам – за поясом Мальцев всегда носил с собой револьвер с пятью патронами, который он запросто мог пустить в дело. Более того, гаишники поверхностно осмотрели его, привезли в райотдел, сами того не зная, вооруженного человека.

Следующими жертвами могли стать дежурный и его помощники. Офицер милиции рассеял последние сомнения Маслова о причинах его задержания – громко сообщив начальству по телефону о «доставлении подозреваемого в убийстве». Услышав это, Владимир решил стрелять: снова попасть на зону не входило в его планы. На трех вооруженных милиционеров у него было пять патронов. Он уже подумывал об их «трофейном» оружии, но тут опять вмешалась судьба: в этот момент в отдел вошла группа сотрудников ППС, которые заступали на смену…

Пистолет не обнаружили и в отделе – перед тем как поместить Маслова в «клоповник».

Хитрюга срочно запросился в туалет. И там разрядил наган, выбросив 5 патронов в унитаз. А сам пистолет спрятал в смывной бачок.

Вернулся, его «дооформили» и сказали идти в камеру для задержанных. Он один и пошел, но сначала снова заглянул в туалет: забрать пистолет. А в камере спрятал его в щель между стеной и топчаном – крайняя доска была неплотно прибита...

Поведав об этом сыщику, Маслов наверняка надеялся получить снисхождение. Мол, мог же и пострелять «лохов»-милиционеров, а не стал.

Сидоров тут же позвонил в Ленинский и предупредил зама по оперработе, что пистолет Маслова до сих пор «хранится» в отделе. Тот доложил начальнику, на что полковник заметил, что это Сидорова просто «звездуха стебает»…

Надо было видеть выражение лица того полковника, когда уже в присутствии следователя прокуратуры «звездный» Сидоров в отдельском «клоповнике» вытащил из тайника наган. А потом и сам Маслов, попросив резиновые перчатки, слазил рукой в унитаз, откуда достал три патрона. А два, значит, смыло уже.

Так, вместо приказа о поощрении за задержание опасного преступника несколько человек получили взыскания. А могли получить и пули.

Кстати, пули могли получить и другие гаишники – в ночь убийства Натальи. Но об этом – чуть позже…

Воронеж – Москва – Медовка

Судьба столкнула жертву с будущим убийцей у гостиницы «Брно», где Наталья, как мы уже знаем, пробовала себя в роли «жрицы любви», а Маслов занимался извозом. Познакомились, прокатились, Маслов посетил «притон», а потом предложил Наталье «содержание». Она, мол, должна завязать с проституцией, а он за это снимет для нее квартиру, где будет сам предаваться с ней любовным утехам.

Денек-другой поразмыслив, девушка согласилась. И вскоре Маслов перевез ее на пустующую квартиру жены своего брата.

«Служебный роман» продлился всего три дня, а потом Наталья заявила, что снова хочет уехать на житие-бытие в манящую ее Москву, к одному из своих знакомых. И попросила Маслова туда ее отвезти.

В ночь на 5 февраля они выехали в столицу. Наталья взяла с собой все ценное, что у нее было, запас одежды и обуви. Дальше, по материалам уголовного дела, события развивались так.

По дороге Владимир якобы пытался уговорить Наташу вернуться из Москвы в Воронеж, но она твердо стояла на своем, заявив, что впредь намерена жить в столице у своего знакомого. Более того, позволила себе упрекнуть Маслова: он, мол, три дня пользовался ее услугами, а денег за это не платил, и теперь должен ей кругленькую сумму. И если долг не вернет, то не избежит неприятностей от крутых парней, которым расскажут, что он перегоняет машины и наверняка человек небедный. А менты узнают про его пистолет, который он возит в машине…

Был ли на самом деле столь эмоциональный «наезд» или Маслов, пользуясь удобным случаем, просто решил девчонку ограбить, большой вопрос. Следствие и суд придерживаются версии, что преступление было заранее спланировано.

Так или иначе, но в Липецкой области машина якобы забарахлила, и Маслов сказал, что придется вернуться в Воронеж. Глубокой ночью он привез Наталью в Медовку: мол, надо забрать кое-что с дачи. Подъехали к одному из домиков, вышли из машины, и Маслов неожиданно ребром ладони сильно ударил ее по горлу. Когда-то он занимался карате и хорошо владел этим убойным приемом. Захрипев, Наталья упала на землю, и Маслов бросился ее душить. Сравнительно крепкая девушка долго билась в конвульсиях, но так и не сумела освободиться из смертельных «объятий»…

Маслов не мог закопать труп и хорошо понимал, что тело вскоре кто-нибудь обнаружит. Поэтому он решил максимально затруднить для милиции его опознание. Взяв в автомобиле кухонный нож, не без проблем (нож оказался тупым) отпилил голову убитой. Затем завернул «предмет» в тряпку, положил в пакет и сунул в багажник автомобиля. Сам растерзанный труп прикрыл подвернувшимся под руку деревянным щитом (хозяева дачи обнаружат эту страшную картину через пару недель)...

После этого он заехал на квартиру, которую втайне от жены снимал в Советском районе, где оставил документы убитой, ее личный дневник, фотоальбом, и поехал по Курской трассе, чтобы избавиться от главной улики…

А на посту ГИБДД его тормознули. Гаишник начал проверять документы, заодно поинтересовавшись, что у него в багажнике? А там, как известно, лежала голова. Пистолет за поясом жег бок, и Маслов уже собрался милиционера «валить», но в этот самый момент на посту раздался звонок – гаишника позвали к телефону.

– Ладно, – махнул он рукой, – поезжай.

Судьба…

Голову, как только заехал на мост, Маслов выкинул в еще не замерзший в том месте Дон. Водолазы, правда, ее потом не найдут. Там течение сильное. Да и не факт, что этот «вещдок» действительно там искали…

В начале марта Маслов, узнав, что труп обнаружен, мотнется на Украину, где продаст машину и вещи убитой…

В отказ

Спустя несколько месяцев после задержания, когда дело дошло уже до предъявления обвинения в умышленном убийстве, подследственный заявил, что никакого душегубства не совершал. А суду Маслов рассказал о злых ментах, которые вынудили его оговорить себя. И поведал запутанную историю о неких лицах, которые, получалось, и «приговорили» девушку. Он вообще крутился на скамье подсудимых как только мог: досталось не только оперативникам, но и контролерам СИЗО.

В итоге суд на его версию не повелся, но милиционеров, причастных к раскрытию этого преступления, все-таки на допрос пригласил. В их числе оказался и Михаил Сидоров.

Там Михаил Васильевич и узнал, что его бывшему подопечному «пришили» еще и незаконное ношение и хранение огнестрельного оружия, того самого пистолета.

Тогда Сидоров попросил разрешения сказать и по этому поводу «свою пару слов».

Начальник убойного отдела, который стал «духовником» задержанного и первым принял его «исповедь», напомнил уважаемому суду о том, что пистолет Маслов выдал властям по собственной воле и инициативе. А добровольность выдачи оружия, пусть и несколько условная, по закону исключает возможность привлечения человека к уголовной ответственности. И добавил: «Я ему благодарен и за то, что сейчас стою вот тут на трибуне, а не лежу на кладбище. Как и некоторые мои нерадивые коллеги»...

Обвинение в ношении оружия с Маслова было снято.

Областной суд «выписал» ему 15 лет особого режима.

По некоторым данным, с зоны он уже не вернулся…